Куда нам девать порно? (часть первая)

Правильно говорят — нельзя идти в супермаркет голодным, накупишь всякой фигни и будешь себя потом корить. Ровно также нельзя начинать писать историю на нервах после сетевой ссоры — ничего внятного не записывается, словам просторно, мыслям — тесно.

Кстати — изображение сверху является фотографией массажа. Но, разумеется, никто вам не запретит представлять что-то иное.


Полез я намедни сдуру  в спор о порнографии с группой феминисток (прочитав предварительно статью о предмете, написанную одной из них). Сдуру — потому что позиция для спора была изначально проигрышная. Мужчина задающий неприятные вопросы на острые темы в таких ситуациях воспринимается как враг и насильник, и толпа единомышленниц авторши его активно топчет.

Но тема интересная и я не сдержался.

Меня откровенно пугает нынешняя массовая готовность к обмену свободы на безопасность (воображаемую).  Берется  спорная тема для обсуждения, ее описывают в терминах  — «это тяжело, больно, страшно и люди пострадали», и вслед за этим логичным образом возникает вопрос — сразу сейчас  запрещать явление или еще подемонизировать и уж тогда?

Порно в эту схему ложиться вообще идеально — это большая и непрозрачная отрасль, находящаяся вся целиком в крайне чувствительной зоне. Все-таки секс это всегда про тело, про личное, про страхи и желания. А значит — пострадавшие есть и будут.

При том что:

  1. Внутри порно есть некоторое количество не то что нездоровых, а откровенно садистских тем, эксплуатирующих темные стороны человеческой сексуальности, связанные с контролем, страхом, болью. Тем не менее — порно не целиком про это.
  2. Среди работников этой индустрии люди агрессивные, имеющие проблемы с наркотиками, а также вообще психически больные — и это, разумеется, отражается на тех, с кем они работают и живут.
  3. Часть вещей, которые происходят на сьемках — представляют опасность для их участников. Как в плане травм, физических и психических, так и возможности получить профзаболевания

Да, это серьезно. Но при этом два последних фактора присутствуют вообще в любой  большой отрасли человеческой жизни. И они в целом решаются наличием профсоюза с одной стороны, и нормально работающей правоохранительной системой с другой.

Но в прочитанной мною статье про порноиндустрию (см. тут, мне не жалко)  о существующих мерах защиты женщин от насилия на их рабочем месте не говорилось. Там эта работа представлена как чреда изнасилований, и делают они ее по глупости или под давлением мужчин.

И ведь да, такой период действительно существовал, до легализации порноиндустрии, но он закончился уже лет 40 назад (по крайней мере в США)

Современные порноактеры и актрисы работают по контракту, в большинстве случаев имеют агента и страховку.  Их работа не самая чистая и легкая, но как я уже сказал — произошло очевидное улучшение условий их труда, связанное как раз с легализацией и декриминализацией. Бесправные рабыни пристегнутые к батарее  — это не индустрия, это криминальная история о психических отклонениях конкретного мерзавца.


Во время обсуждения я задавал вопрос — а изменится ли мнение означенных феминисток о порно  если все безобразия связанные с насилием по отношению к женщинам прекратятся? Ну скажем если порнография будет производиться исключительно с помощью компьютерного моделирования (это вполне возможно уже сейчас и становится дешевле год от года).

И ответ меня поразил. Оказывается — нет, станет еще хуже.

По мнению моих оппоненток (и одного оппонента)  вред порнографии состоит вовсе не только в насилии над сравнительно небольшой группой женщин в ней снимающихся. Это так, повод.

Основной вред, оказывается, это собственно то что люди порнографию смотрят и, если говорить старинным слогом — ею развращаются. Мол, она, порнография, увеличивает мужскую агрессию направленную на женщин, прививает мужчинам необоснованные запросы и требования, а женщин обманывает и закрепощает. И заставляет хотеть того чего они, на самом деле, не должны и не могут хотеть. Поэтому чисто компьютерно-генерированное порно будет еще страшнее и вреднее, чем нынешнее, ограниченное хотя бы человеческой физиологией.


Меня это новое викторианство, когда секс и его визуальное изображение обьявляется грязным, насильственным и  травматичным — поражает страшно.

Феминизм ведь долгие годы боролся с церковными и сословными предрассудками о месте женщины в мире, ее отношении к сексу, своему телу и свободе воле.

И вдруг оказывается что современные феминистки (во всяком случае их часть) выступают единым фронтом с самыми что ни на есть мракобесными церковниками, предлагая запретить порнографию и проституцию, установить цензуру и бороться за «общественную нравственность».

Да, это происходит под другими лозунгами и мотивировками, но цель странным образом совпадает — контроль определенного идеологического дискурса над тем, чем взрослые люди добровольно с друг другом (или даже в одиночку) занимаются.


В следующей части — мой ответ на собственный вопрос, попытка заглянуть в будущее и пара полезных ссылок.

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *