Об окне Овертона (часть вторая)

Продолжим (начало здесь).

При не очень серьезном рассмотрении Окно Овертона выглядит реалистичным – действительно, обсуждение вопроса, рациональный общественный диалог по поводу проблемы – зачастую позволяет нормализовать проблему, передать ее из разряда табу и городских легенд в рациональную сферу.

Однако все остальное что утверждает конспирологический вариант теории Овертона (о том что чужое и непривычное под давлением чуждой пропаганды обязательно станет новой нормой) – дичайшее преувеличение и манипуляция.

Более того, само общество, о которой говорит теория Овертона – выдуманное, фантомное.

Смотрите сами – подразумевается, что дело происходит в монолитном и традиционном обществе, где внутренняя дискуссия сводится к спору между хорошим и офигенным. Нечто подобное было в фильме “Плезантвиль” (люблю этот фильм и даже записывал подкастик о нем). В реальности же любое общество состоит из фракций, по разному представляющих его будущее и предлагающие свои повестки для развития.

Хотя конечно существует и более реалистичный рецепт получения “монолитных обществ” – закрытых от мира, с очевидной цензурой, отсутствием свободы самовыражения, с жесткой социальной структурой. В них – действительно, обсуждение непривычного и чужого может породить такие социальные напряжения, которые выглядят опасными для господствующей власти и идеологии.


Да, вы уже наверное поняли. В России теория Овертона действительно работает.

Но для этого ей были созданы очень особые условия – советское общество в течении долгих десятилетий долбили в голову единственной и безальтернативной идеологией, отключив от всех потенциальных идей конкуренции и свободного волеизьявления. И да, страшно боялись вражеской пропаганды, реализуя идеи “Окна Овертона” за десятилетия до официального представления.

А затем, после крушения СССР, когда атомизированное и дезориентированное общество вновь попало под огонь усовершенствованных пропагандистских башен, эффект получился как у “развязавшего” алкоголика – бурный и яркий.

Этот успех не прошел незамеченным. Власть уверилась что вкачивая деньги в телекартинку (и в ботофермы), она делает важнейшее для себя и страны дело и продуцирует те изменения, которые хочется видеть не только в телевизоре, но и в реальной жизни. Чтоб жить в стране самоотверженных патриотов, днюющих и ночующих на службе отчизне, нужно сначала убедить народ в том что они именно такие.

И тут, с повышением значимости пропаганды, в головах и у власти, и у населения возникает идея о том что чуждая пропаганда ровно также легко может все поменять и пустить под откос все потуги патриотической накачки.

Окно Овертона в российских реалиях это такое самосбывающееся пророчество. У много раз обманувшихся людей бывает болезненная  подозрительность и недоверие к незнакомцам, иногда перерастающая в натуральную паранойю. Тогда начинаются разговоры о сверхъестественных силах, с помощью которых недруги воздействуют на жертву.

Окно Овертона – это один в один торсионные поля, с помощью которых жидомасоны заставляют скисать молоко на кухне у Натальи Сергевны. Только вместо продуктов в холодильнике порче подвергаются гораздо менее понятные скрепы, здоровье нации или советский строй.


Страны, где есть нормальный процесс конкуренции мнений –  нельзя сказать что тотально защищены от энтузиастов теории заговора (см. казус Трампа), но все-таки конкуренция мнений отделяет их от триумфа.

Демократия – это ведь не розовая мечта, это набор механизмов, выполняющих вполне понятные функции, главная из которых состоит в том чтоб избранная власть не очень отрывалась от реальности и не вкладывала все деньги в войну и пропаганду.

Dixi.


Не совсем дикси. Будет еще продолжение – о современном внезапном наступлении на свободу слова в ФБ. Так что оставайтесь на линии…