Память, перспективы, Психобар (часть вторая)

Сначала несколько слов относительно эйдетической (раньше ее называли фотографической) памяти, которые не поместились в первой части, а потом уж к моим фантазиям и спекуляциям. Большая часть информации взята из того самого киевского Психобара.

Люди, память которых способна работать в “компьютерном” стиле, сохраняя изображения предметов и сцен во всех деталях – называются эйдетиками. Те кто смотрел сериал “Теория Большого Взрыва” могут вспомнить (хоть и без деталей) Шелдона Купера и его способность точно вспоминать события, происходившие с ним давным-давно.

Такое устройство памяти в реальности встречаются нечасто. Говорят, есть методики, помогающие в какой-то мере развить этот навык, но ничего близкого к настоящим природным талантам – недостижимо. Люди в массе просто запоминают информацию по-другому.

Процесс вспоминания визуальной сцены у большинства из нас похож не на просмотр фото, а скорее 3D-моделирование сцены на компьютере. Мы “собираем” картинку из элементов, которые в ней участвовали (вроде бы) – расставляем мысленно предметы и персонажей, “натягиваем” текстуры на фон, и часто при этом – забываем огромные куски старой картинки, или наоборот, смешиваем несколько воспоминаний, создавая комбинацию, не существовавшую в реальности. И помним ее потом, черт побери.

Но самое чудовищное происходит если вспоминание происходит не в одиночку, а внутри группы, которая видела нечто вместе. Обсуждение и попытка “вспоминать вместе” позволяет каждому из свидетелей дофантазировать кучу деталей которых он не видел и вставить их в свою мысленную картинку. Кстати, именно поэтому любой стоящий следователь, имея нескольких свидетелей преступления – тут же пытается их развести, не дав им испортить воспоминания обсуждением деталей.

Вот отличный фрагмент, описывающий “эффект очевидца” из замечательного фильма “Я и другие”.

Кстати, будет возможность – поглядите фильм целиком. Он, конечно, здорово устарел (полвека все-таки прошло), но по прежнему будит мысль.

На этом месте я опять, увы, вынужден прерваться. В следующий раз уже придется все-таки дописать до точки. Там и расскажу про полет фантазии.