Метка Общество

Культура викторианской отмены

woman in black and white striped shirt sitting on floor

Обсуждение и осуждение cancel culture — совершенно не моя тема. В этой дисциплине Специальной Олимпиады (пару слов о термине, если кто не в курсе) — я не выступаю по причине отсутствия подготовки.

Но недавно мне пришло в голову что «отмена» рассматривается (причем обеими сторонами — и апологетами, и оппонентами) как новое явление. А оно — вполне укоренено в культуре. Просто используют ее новым, непривычным образом.

Полторы сотни лет назад женщину, родившую ребенка вне брака тогдашнее общество проводило через процедуру «отмены», уничтожая ее социальный статус и сбрасывая этажом ниже по сословной пирамиде. А еще — болеющие «стыдными болезнями» (обоих полов), «несостоятельные должники», «сошедшие с ума» и еще, наверное, огромное количество других отклонений от тогдашней нормы (которых я не знаю). Все это наказывалось понижением социального статуса, порой — чрезвычайно жестоким.

Да, соцсеточек еще не придумали, «отмену» производили с помощью сословного или семейного давления. Которое было достаточно сильным для того чтоб его жертва порой выбирала вместо «потери чести» петлю или пулю.

И это, прошу заметить, Европа, 19 век.

Про другие, менее цивилизованные эпохи скажу только что одним из распространенных способов «отмены», если исключать клеймление раскаленным железом и прочие смертоубийства — было изгнание. Людей лишали не просто социального статуса, а отбирали вообще все права, собственность и выгоняли из населенных областей в лес («на большую дорогу»). В римском праве, кстати, изгнание приравнивалось по жестокости —  к той самой смертной казни.


То есть это не изобретение нового способа наказания, а восстановление старого (консерваторы должны тут радоваться). Ну и, разумеется, изменение правил его применения (а вот здесь уже нет).

Пожалуй наиболее занятное произошло вот где — инвертировалась мера социальной опасности «отмены». Ранее высокий статус и богатство были защитой от «отмены», а сейчас — наоборот, чем выше социальный статус, тем больше вероятности того что недоброжелатели найдут в твоем прошлом или настоящем какой-то грех, за который нестыдно и заканселить.

Впрочем, и здесь не так все просто — вероятность «отмены» определяется не только статусом, но и уровнем открытости персонажа и прозрачности общества. В самой серьезной зоне риска, понятно, политики в демократических странах, тут вообще стеклянный дом и куча кирпичей (во всех смыслах), затем идут актеры и общественные деятели, люди сильно социализированных профессий, учителя и врачи. Ну и так далее.

Людей находящихся ближе к социальному дну скорее всего всего вообще канселить не будут, там в ходу более прямые и жестокие меры общественного подавления.

Второй параметр, некоторым образом защищающий от «отмены» — авторитарность, цинизм и атомизированность общества. В этом плане российский депутат рискует «отменой» только в том случае если на него дана отмашка сверху — «можно». Вспомните хотя бы историю про «зайчуток».


Интересно конечно наблюдать явление в развитии, возвращение в таком вот своеобразном виде практик викторианской эпохи — репутации, сословных требований к поведению. Интересно, вернутся ли и другие тогдашние практики вроде дуэлей и «самоубийств чести».