Метка Война

Интербеллум. Освальд Мосли.

Есть у историков такая концепция — короткий 20-ый век. Для описания тогдашних событий берется не календарный век с 1901-го по 2000-ый, а его «концентрированная часть»: все между 1914-ым и 1991-ым годами.

Первая Мировая разрушила фундамент тогдашнего мироустройства: четыре империи прекратили свое существование, революции здесь и там, облик «старой Европы», в значительной мере возникший как следствие наполеоновских еще войн — перестал существовать.

И этот чудовищный взрыв изменений, выплеск социальной и эмоциональной энергии — не мог просто растворится в воздухе.

Эти короткие 20 лет породили совершенно новую манеру получения и удержания власти: нищий художник, политический журналист и писатель-эмигрант внезапно становятся всемогущими диктаторами, им рукоплещут толпы, их почитают как пророков нового мира.

Впрочем, про эту тройку плюс-минус все знают, а я хочу рассказать кое-что про персонажа гораздо менее известного. Который, впрочем, при чуть других обстоятельствах мог бы превратить свободную страну в мрачную диктатуру.

К счастью (и для него самого тоже, учитывая судьбу более успешных фюреров) не удалось.

Итак, Освальд Мосли — первый (и последний) британский фашист. Его жизненный путь отлично иллюстрирует ту синхронизации Европы войной,  о которой было в предыдущей части.

Как и Гитлер с Муссолини, Мосли во время первой мировой был совсем молодым человеком и хорошим солдатом. Как и они, он пытался создать сверхпопулистскую партию, которая обьединяла бы в своих рядах совсем разные социальные слои. Подобно Муссолини, он несколько раз менял свои политические взгляды, переходя с одного политического фланга на другой. Как Гитлер, он был чрезвычайно талантливым оратором.

Но в отличие от фашистских вождей континентальной Европы — Мосли так и не удалось конвертировать энергию недовольства масс в действительно серьезную силу. Причины называют разные:

  1. Британия вышла из Первой Мировой в лучшем экономическом состоянии чем Германия и Италия. Не было столь масштабной безработицы и ощущения экономического тупика, не было массовой политической маргинализации.
  2. Одна из базовых концепций фашизма — национальное единообразие и единомыслие была весьма далека от достаточно разнообразной в национальном плане Британии. Шотландцев и ирландцев трудно убедить в том «все мы только британцы».
  3. Демократические традиции, при всех проблемах тогдашнего британского общества — были крепко укоренены в политической жизни. В континентальной Европе (особенно в постимперских странах) — демократия была хрупкой и доверия в гражданах часто не вызывала.
  4. Сам Освальд Мосли, в отличие от Гитлера и Муссолини — был совсем непохож на «человека из народа». Он родился в богатой аристократической семье, был женат на дочери тогдашнего английского премьера, успел совсем молодым побывать в парламенте от обеих основных партий.  Даже на фронте он был не простым солдатом маршевой роты, а служил сначала в кавалерии, а потом попробовал уйти в самый элитарный вид войск — в авиацию (но разбился, получил инвалидность и демобилизовался).
  5. Ставка на антисемитизм и копирование стилистики немецких штурмовиков была достаточно холодно воспринята британской публикой.

В результате Освальд Мосли не стал великим диктатором, вместо этого он попал в британскую тюрьму во время войны, что, вероятно, позволило ему прожить длинную жизнь. Потому что один из его бывших единомышленников, Уильям Джойс, успел сбежать на континент и устроиться на работу в аппарат немецкой пропаганды. Его активность стоила ему жизни — «Лорда Хо-Хо» повесили в 1946-ом за измену короне.

Кстати, Мосли после войны и отсидки — вернулся в политику. Он стал большим энтузиастом европейской интеграции Британии, правда, в совершенно шовинистическом толковании — там к Европе еще должна была прилагаться половина Африки в полуколониальном статусе.

Продолжение следует…