Метка Война

Интербеллум. Часть первая.

Когда берешься проводить исторические параллели (или просто рассказывать что-то такое, документально-историческое) — всегда есть соблазн начать с событий, сильно предшествующих тому о чем планируешь говорить.

У каждого исторического поворота есть ведь предпосылки, а у этих предпосылок — свои, и так далее. Как-то помню начал я рассказывать что-то про историю советских евреев и рассказ пришлось начинать с польского короля 14-го века [1]

В этот раз я себе твердо поставил рамки, благо все происходящее явно находится в рамках 20 века, если точнее — периода между двумя мировыми войнами, интербеллума.

У тех войн, именно благодаря их чудовищному масштабу проявился очень странный эффект — они «синхронизовали» мир, заставив совсем разные страны переживать неожиданно похожие события.

Вот скажем после первой мировой сразу в нескольких европейских странах  начали активно  расти национально-популистские партии. Муссолини дал имя явлению, назвав это движение фашизмом.

Про итальянский и немецкий фашизм помнят конечно все, зато активность подобных организаций в других европейских странах для многих — забавный анекдот, попытки скопировать успех вождистских проектов в Германии и Италии.

На самом деле ничего забавного. Эти проекты не были слепым копированием, они стали результатом синхронизованных войной ситуации в этих странах.

Смотрите сами — послевоенные Европа разом столкнулась с:

  1. Огромный процент бывших солдат — привыкших к насилию, не боящихся применять оружие, имеющих общее фронтовое прошлое. Во время ПМВ население Германии, например, составляло 65 миллионов человек. А мобилизовано из них (не единым разом, конечно) было чудовищных 13 миллионов.
  2. В течении военных лет население подвергалось накачке пропагандой самого агрессивного свойства. Вбейте в Гугл фразу «военная пропаганда в ПМВ» на разных языках и полюбуйтесь на тогдашние плакаты и лозунги.
  3. Коммунистическая угроза. Чудовищные события русской революции и гражданской войны — воспринимались в те годы как очень близкая и очень реальная опасность. Большевики же  вовсе не собирались останавливаться на российской революции — им виделась мировая экспансия коммунистической идеи.
  4. Элиты европейских стран очень серьезно относились к этой опасности и старались найти какой-то политический противовес пропаганде «красных». До определенного момента фашисты выглядели хорошим «противоядием» потенциальной революции.

Тут есть еще такой момент — значение слова «фашизм» сотню лет назад было далеко не таким однозначно черным, каким оно стало после начала Второй Мировой. В 20-ых и начале 30-ых фашизм многим казался весьма перспективным и смелым политическим движением, способным восстановить порядок и защитить от советской угрозы.

В фильмах про те годы это все подается как некое «заигрывание с дьяволом», но это эффект послезнания.

Продолжение следует…

  1. Иные времена. Когда евреи были маленькими.