Метка Россия

Коллективная ответственность, блин

white and brown abstract painting

«Должна ли ответственность за военные преступления быть коллективной? Насколько в милитаризме и агрессии государства виноваты его граждане? Эмбарго и остановка производств — это что, месть россиянам?»

Вопросы, которые до того казались россиянам относящимися к каким-то экзотическим странам с дикими режимами или частью курса истории — стали актуальнее некуда.

У меня есть ответы. Даже несколько вариантов ответов на выбор.

Рациональный. То что происходит — это еще не коллективная ответственность. Это просто война как она есть. Ваше государство начало войну, но плохо рассчитало последствия. Теперь российские граждане пострадают не от того что они «были пассивными» или «выбирали путина», а от войны как таковой.

Да, западный мир не забрасывает российские города бомбами, он действует экономическим оружием, но это уже не санкции. Это именно удары на разрушение, зеркально повторяющие те неизбирательные обстрелы из «градов» и артиллерии которая ваша армия выпускает по украинским городам.

Коллективное наказание возможно после всего этого — люстрации для чиновников, работников в пропагандистских СМИ, но это все где-то в будущем.

Медицинский. Каждому человеку позволено иметь странности, кто из нас без собственных «тараканов»?  Впрочем, даже если у человека вполне серьезный психиатрический диагноз — это не повод к его дискриминации, до тех пор пока он ходит на терапию, принимает таблетки или другим образом компенсирует свое состояние.

Но когда человек берет топор и бьет соседа по голове — вот тут все меняется. Даже если все остальное время прекрасный собеседник и душа-человек — тут незнакомые и грубые люди начинают крутить душе руки, сажают в камеру с мягкими стенами и колют аминазином.

То что произошло с российским государством и обществом — снаружи выглядит именно фашистским психозом. Первые звоночки в виде бредовой картины мира, где Россию хотят ущемить за то что она «не такая» — прохлопали, приступы агрессии пытались лечить поглаживаниями по коленке и словами «ну-ну», и вот наконец клиент созрел окончательно.

До 24.02 такое заявление обязательно бы было встречено улюлюканьем и криками «а кто вам дал право ставить нам диагноз», «может это вы сумасшедшие, а мы как раз нормальные».

Нет. Что бы там не вещали голоса в голове —  в данном случае никакой неоднозначности в диагнозе нет — уж больно велик консилиум докторов. Дискуссии о том кто же прав и нужна ли лечение продолжатся после антипсихотического курса. Можно наверное считать это все и коллективной ответственностью.

Лингвистический. У слов есть смысл. Но он отличается для разных людей, иногда чуть-чуть, иногда сильно. Скажем, если я, худо-бедно знающий английский и некто не знающий его совсем — сядем смотреть один и тот же  сериал в оригинале — мы поймем его по разному.

Российская пропаганда создала новые смыслы для слов, и они часто вообще не соотносятся с их предыдущим значением. Я даже не говорю про вот эту «денацификацию» или не приведи Господи, «геноцид».

Так вот, понятие коллективной ответственности — тоже изменило смысл. И сейчас огромная масса людей повторяет эти слова, подразумевая под ними акт безусловной несправедливости.

Но ответственность — это не только принятие негативных последствий.

Российское общество до того солидаризовалось с государством по поводу удачных войн и аннексий. Российское общество принимало путинское изобилие, соглашаясь с концепцией вертикали власти.

Коллективная ответственность —  про то что в каждой точке траектории современной России огромное количество людей были довольны происходящим. И сейчас они хоть и косвенно — но отвечают за силу, которую они вложили в руки путинской верхушки.

Эмоциональный. Я не считаю себя вправе говорить что эта война дорого мне стоила. Слишком мизерны мои потери по сравнению с кошмаром людей, гибнущими и теряющими близких в Мариуполе.

Но я понимаю тех моих сограждан у которых эта война отняла буквально все. Они имеют право хотеть не просто ответственности, но отмщения.

И для всех будет лучше если россияне получат именно коллективную ответственность в виде репараций и люстрации, а не полную меру в виде руин городов и убитых детей.