Память, перспективы, Психобар (часть первая)

Хоть умные люди и советуют не смешивать внутри текста несколько разных стилей, но я их выслушаю и сделаю по-своему – смешаю личное, информационное и фантазийное. Ну а вдруг?

Во время поездки в Киев мне повезло оказаться на очень необычном для меня мероприятии – ночном лекционном марафоне под названием “Психобар” (см. тут). Мне понравилась концепция – ночной марафон из лекций, проводимый, внезапно, в баре. У нас в Харькове, вроде бы, подобный формат не существует, хотя разнообразных лекций и курсов читается много. А было бы здорово.

Увы, обстоятельства заставили меня уйти сразу после первой лекции, но она, эта лекция – была крайне, крайне интересной.

Речь шла о ключевых понятиях нашей психики: о механизмах памяти, да и о мышлении как таковом. А это очень интересная для меня (и, наверное, для любого думающего человека) тема. А все потому что нынешние научные представления о нашем внутреннем устройстве неожиданно эмоционально заряжены.

Мы ведь так привыкли что данные, которые получает большая наука – страшно далеки от повседневности. Ну хорошо, там, в большом мире – экспериментально подтвердили наличие гравитационных волн, бозона Хиггса и воды на Марсе. Как это повлияет на нашу жизнь? Скорее всего никак, практические последствия этих открытий лежат в десятках, а может и сотнях лет от нынешнего времени.

А вот с той информацией о памяти, которой сейчас оперирует нейропсихология – так не получается. Потому что она сразу заставляется задуматься об очень личных и очень эмоциональны вещах: почему мы воспринимаем мир и себя таким образом? Может ли это быть изменено?

При этом многое из того что было сказано на лекции – я в том или ином виде уже слышал, но здесь опыт был очень концентрированным, вызвавшим эмоциональную реакцию. Попробую быстро перечислить основные тезисы и то что в них меня зацепило.

  1. Человеческая мысль это вовсе не свободная волна, бегущая туда куда мы пожелаем. Скорее это напоминает движение в игре “змеи и лестницы”, когда бросок кубика определяет насколько мы далеко пройдем, а конфигурация существующих цепочек определит – куда. Новые цепочки создавать утомительно, мозг пытается экономить и использовать уже существующие.
  2. Хуже того, чем больше мы катаемся по определенному мысленному пути – он становится все “шире”, а движение по нему – более быстрым. Именно отсюда идет эффект “ускорения времени”, знакомый каждому взрослому человеку. Рутина не просто скучна и уныла, она реально укорачивает нам жизнь, делая внутреннее время более быстрым. Единственный шанс жить долго – удивляться, получать новую информацию, учиться.
  3. Устройство нашей памяти ничем не напоминает компьютерные ее аналоги, с которыми мы так любим ее сравнивать. Мало того что никакого прямого доступа (каталога) к определенным воспоминаниям у нас нет, сам процесс воспоминания – сложный и неоднозначный, и он, что дико страшно – не является чистым чтением.
  4. Вспоминая что-то, мы вытаскиваем из памяти длительного хранения необходимую информацию, но дальше – мы запоминаем наше воспоминание, ЗАТИРАЯ им предыдущее содержимое памяти. Так что да, наши самые дорогие и самые важные для нас жизненные вехи – наименее реалистичные. Мы помним не событие, мы помним наше воспоминание о воспоминании о воспоминании…. о событии. Говорить в этой ситуации о феномене ложной памяти наверное и не стоит. Она почти вся у нас ложная.

И если вы не принадлежите к крошечному проценту людей с эйдетической памятью – то это все именно про вас (и про меня). И это требует чрезвычайно серьезного экзистенциального осмысления. Как жить в мире, где нет и не может быть никакого “вот как оно было на самом деле“?

На этом я на сегодня прекращаю дозволенные себе речи, и завершу разговор уже завтра.