Donald Trump nesting dolls on red textile

Что остается после власти?

У нас в стране: целые ветви власти неадекватны, идет война, реформы десятками лет находятся в состоянии “поболтали и поехали дальше”, процветает системная коррупция. Все эти политические проблемы очень зримы и материальны, и нам некогда говорить о всяких моральных тонкостях взаимодействия власти и граждан. А зря.

Потому что у власти кроме очевидных функций по управлению страной есть еще одно важнейшее, совершенно нематериальное измерение.

Власть – меняет людей. В основном, разумеется, она меняет человека, который эту власть получил, но и граждан, с которыми власть взаимодействует – она тоже меняет вполне значимо. Моральный облик власти, ее стандарты поведения – перенимаются и используются обществом.

Адаптивность, заложенная в нашу природу вынуждает нас в большей степени перенимать стилистику поведения от тех кто находится выше по иерархии, чем наоборот. Это даже не чисто человеческая черта – в обезьяньих коллективах такой эффект тоже есть. Обучение стаи полезному навыку гораздо эффективнее происходит если вначале провести его для вожака или матриарха, а вот у обезьяны-омеги никто учиться не станет.

Хотите пример из жизни высших приматов? Помню когда Путин сдал свой пост Медведеву – меня поразило насколько молодой выдвиженец говорит с путинскими интонациями. Я потом стал специально прислушивался к речи российских политиков, и оказалось что это не исключение, а правило – путинские интонации копировало в России огромное количество людей, связанных с политикой и официальной журналистикой.

И я не думаю что это был “приказ по профессии” – стать всем похожими на Путина. Это просто адаптация, неосознанное перенимание внешних черт того что воспринимается как крайняя степень успеха.

Впрочем, копирование каких-то внешних атрибутов людей достигших “успешного успеха” занятие хоть и бессмысленное, но безвредное.

А вот что уже гораздо серьезнее – так это копирование их поведения и жизненных стратегий, их образа мысли и образа действий. Путин, скажем, дал российскому обществу чудовищный уровень цинизма, восприятие политики и общественной жизни как хитрой спецоперации, ощущения какой-то загадочной сверхценности любого государственного чиха. И это все будет болтаться в общественно-ментальном бульоне десятилетиями.

Разумеется, в демократическом обществе, с его открытостью, работающими институтами и ротацией элит – этот вопрос в целом не так остр, как в обществах авторитарных. Там путины и лукашенки не торчат у власти десятилетия, прожигая мозги поколению за поколением.

Впрочем, нынешняя ситуация в США показывает что эффект обучения властью существует и в стабильно-демократических странах. И он силен, этот эффект. Не хочу на фоне избирательных драм начинать про Трампа, благо и так по-моему все понятно.


Но разговор о моральности власти, о следе который она оставит после себя – вести очень сложно. Потому что в обсуждении тут же появляются люди которые говорят – “что это еще за мораль-умираль?”, “он вам вообще ничего не должен”, “на себя посмотрите, сами-то небось тоже не иисусы с буддами” и “при чем тут мораль – не нравится, идите в суд”.

Нужно научиться как-то продираться через этот поток цинизма и “реальной политики”. Потому что не продравшись мы оставляем за рамками рассмотрения кто нами правит, в чем его мотивации, зачем он ведет себя именно так как ведет.