CRT TV turned on

Пять Процентов Пропаганды

У меня произошло два чрезвычайно любопытных (хотя и малоприятных) разговора, суть которых мне придется хоть и кратко, но все же передать. Крепитесь.

Первый собеседник утверждал что все стороны войны виноваты и стоят друг друга. И что если бы не российские войска вошли в украинский город Бучу, а наоборот, то украинская армия точно также убивала бы гражданских направо и налево. Потому что солдаты (и люди вообще) и там и тут одинаковые.

Второй разговор был о том насколько пропаганда шовинизма повлияла на российское общество. Мой собеседник считал что совсем чуть-чуть, ну может на пять процентов, практически ничего не изменив во взглядах и представлениях. На вопрос какой же смысл в содержании гигантской и дорогой машины оболванивания он предпочел не отвечать.

Я считаю что оба разговора сводятся к одной смысловой точке.


Меня поражает легкое отношение людей к “малым” процентам (травма от распродаж в супермаркетах?).

Если представить что пропаганда работает для изменения мировоззрения тех самых жалких пяти процентов – то при переходе к абсолютным величинам мы будем весьма впечатлены. Например, в Германии накануне Второй Мировой перепись насчитала около 70 миллионов населения (это, я так понимаю, уже после аншлюса). С учетом тогдашней возрастной пирамиды это минимум 40 миллионов взрослых граждан. Пять процентов, как вы понимаете  – это два миллиона человек.

На всякий случай – вся нацистская партия целиком в 33-ем составляла меньше миллиона человек. А вот в 1939-ом нацистами с партбилетом были уже 6 миллионов. То есть в реальности объём приобщения (в котором, разумеется, участвовала пропаганда) – был как минимум в два с половиной раза больше пяти процентов.

Довольно много выборов в мире выигрывались с преимуществом меньше пяти процентов1. А пренебрежительное отношение к процентам вообще очень характерно для режимов, где практикуются махинации на выборах. “Ну боже мой, дописали ему десять процентов сверх того что он получил, ну и что?”. А где десять, там и двадцать. И в результате на сцене появляется несменяемый президент с азиатским большинством голосов, у которого “все по закону”.


Почему малые проценты и небольшие вроде бы изменения так важны в общественной жизни? Главным образом из-за обьема предмета. Нет никакой возможности разом нагреть гору. Но солнечный свет длинными летними днями долю за долей градуса это делает – и снежная шапка на вершине уменьшается.

Страна, с ее миллионами населения – это та же гора, температуру которой сложно поменять без использования экстремальных температур (да, я сейчас о войне, голоде или эпидемии).

Но при этом пропаганда, планомерно действуя день за днем – накапливает свои последствия. Телевиденье в россии было захвачено государством два десятка лет назад, за интернет взялись позже, но сейчас там ситуация не сильно лучше.

Население страны сначала привыкло к тому что есть “федеральные каналы”, куда мышь не пробежит без санкции свыше, потом привыкли к тому что информация делится на “государственную” и враждебную, потом привыкло по отмашке начинать ненавидеть соседей, на которых начальство решило напасть и так далее.

И сравнение вчерашней температуры горы с сегодняшней не давало никакого результата. Гора оставалась столь же холодной. Никаких изменений, все как всегда. “Оно само”.

Зато через годы и десятилетия эффект накопился в столь значительной мере что стал очевиден для любого кто находился вне пропагандистского поля. Потому что вдруг оказалось что “русский народ всегда хотел вернуть Крым”, “в Европе сплошное гейство и разврат”, “запад всегда мечтал уничтожить россию”. По странному стечению обстоятельств все внезапно понятые истины до этого излучались с башен ПБЗ.

И тут кстати мы получаем ответ на вопрос “отличаются ли чем-то украинские и российские солдаты”.

Да, отличаются. Эти отличия могут быть не такими разительными, как нам хотелось бы, но они весьма серьезны.

  1. Украинцы выросли внутри общества, в котором существовала борьба политических мнений и проходили демократические выборы. Украинское общество к началу 2014-го решало большинство внутренних конфликтов без использования насилия. У российского был совершенно иной опыт и совершенно иная модель власти и политической жизни.
  2. Среди идеологий, присущий украинскому обществу агрессивный шовинизм занимает чрезвычайно маргинальную часть. Количество людей, считающих что Украине нужно захватить Кубань, Тамбов и, скажем, куски Польши и Литвы – ничтожно. В то же время российская пропаганда нормализовала представления о том что и Крым, и Харьков, и Одесса – такая же россия, просто временно “не наша”.
  3. Набор в качестве солдат уголовников и легитимизация тюремных нравов в армии – стали визитной карточкой именно современной российской армии и ее с понтом частных военных компаний.
  4. Ну и последнее, по списку, а не по важности – последние годы российская пропаганда активнейше продвигает то что она называет “консервативной повесткой”, а на деле является прославлением разнообразных видов нетерпимости. Культура АУЕ оказывается более мейнстримной и принятой чем, скажем, феминизм или чайлд-фри. Это все не может ни влиять на уровень насилия, допустимого внутри общества.

Означает ли это все что украинцы лучше, а россияне хуже?

Как всегда в таких вопросах ответ зависит от целеполагания. Для того чтоб вторгнутся в чужую страну и устроить там резню современные россияне безусловно приспособлены лучше.

Способности украинцев лучше подходят для устройства жизни в мирной европейской стране (но до этого ее надо суметь защитить).

  1. вики-список выборов с минимальными разрывами – https://en.wikipedia.org/wiki/List_of_close_election_results []