Метка Фашизм

Интербеллум. Малый и большой фашизм

То что я писал в предыдущей части о судьбе Освальда Мосли — заставило меня задуматься о том, в каких случаях малый фашизм становится взрослым, большим фашизмом.

Ведь фашистская партия, без той силы, которую предоставляет государственная власть — просто некоторое количество радикалов. Опасных, агрессивных радикалов, но ничего такого, с чем не может справиться отряд полиции. Пивной путч, устроенный Гитлером в 1923-ем, был остановлен отрядом полиции и солдат в 130 человек. При этом толпа сочувствующих путчу (в том числе и вооруженных) составляла минимум в две тысячи.

Глубочайшая эмоциональная и социальная травма, нанесенная человечеству Второй Мировой — привела к тому что фашизм, в общем достаточно простая идеологическая схема, приобрел в массовом восприятии демонический блеск, образ чего-то удивительного и магического.

Конечно, это не произошло на пустом месте — в одной точке сошлось много внезапных успехов. Удачное оболванивание собственного населения, крепко стукнутого ПМВ и экономическим кризисом, демоническая форма в черных ремнях, аккуратно выстроенная машина по массовому убийству евреев, цыган, геев, душевнобольных и просто неугодных власти. И конечно новая чудовищная война, где немецкая армия вначале добилась серьезных успехов.

Но давайте все-таки не забывать —  для достижения всего этого национал-социалистам понадобилась вся сила и все ресурсы немецкого государства. Большого, многолюдного, развитого и сложно устроенного.

Демоническая сила фашизма была не собственной, а заемной. Захватив власть, Гитлер и его партия сумели выкинуть из политического поля все конкурирующие с ним политические группы, превратив немецкое государство в инструмент реализации собственных маний.

Но благодаря тому что фашистская идеология была тоталитарной — за эти жуткие 12 лет фашистская идеология пропитала немецкое государство во всех его аспектах так что к концу Второй Мировой уже довольно сложно было понять где заканчивается фашизм одной партии, а где начинается собственно государственная машина.

Именно поэтому процесс их разделения, очищения государства был таким долгим и болезненным. И помогли окончательно уйти от фашизма не усилия стран-победителей, а восстановление в политическом поле нормальной конкуренции идей, смена поколения политиков.