Метка Первая Мировая

Интербеллум, часть последняя.

Между первой и второй мировой войной прошел всего 21 год. В этот короткий исторический миг уложилось становление и взросление двух главных тоталитарных идеологий и режимов 20-го века.

Схожесть методов гитлеровского рейха и сталинского советского союза — уже давно банальность (запрещенная, правда, к упоминанию в наследнице сталинского рейха). Это схожесть, разумеется,  не случайна.

И сталинское государство, и рейх — созданы людьми, для которых война, убийства и насилие были повседневной нормой. И это в какой-то мере важнее тех идей, которые составили их формальную идеологию.

Мальчики-солдаты, une generation perdue — потерянное поколение, давшее миру столько  писателей и поэтов — не было ни приятными, ни счастливыми людьми. Они лечили свой ПТСР морфием, водкой и кокаином — потому что ничего больше не помогало (собственно, саму болезнь начали диагностировать, не то что прям лечить только через полвека). И бросались в великие социальные проекты, разумеется.

Ожидает ли что-то подобное нас сейчас? Говоря честно — не знаю. И да, здесь я вынужден свернуть с безопасной исторической темы на происходящее здесь и сейчас (этот текст я пишу во время воздушной тревоги)

Аргументы в пользу того что нынешняя война сформирует настолько же исковерканное поколение:

  • уровень зверства задан Бучей и Мариуполем, и этот уровень вполне таков что может вызвать ПТСР не только у выживших жертв, но и у тех, кто участвовал в палачестве недобровольно (а такие есть).
  • Мясорубки вроде окружения Мариуполя и противостояния в Бахмуте — по ожесточенности и кровавости как раз очень напоминают позиционные сражения мировых войн.
  • Воюют массы мобилизованных, а не профессиональные военные. Это ведет к высокому уровню жертв.

Аргументы против:

  • Есть шанс что это война не будет идти годами и тогда уровень озверения удастся зафиксировать и побороть мирной жизнью. Все-таки Первая Мировая продолжалась чудовищные полторы тысячи дней, затянув в свою воронку огромные массы людей. Слова о потерянном поколении появились не пустом месте.
  • Совершенно другая демографическая обстановка. В ПМВ воевали огромные массы в первую очередь очень молодых и внушаемых людей. Именно поэтому потом такую популярность получили «На западном фронте…» и «Швейк», которые по разному — но издевались над этой легковерностью и патриотизмом. Сейчас средний возраст воюющего совсем другой.
  • Ну и самое наверное главное — нет ощущения «везде в мире война», которая безусловно формировала стрессовую травму у тогдашнего поколения. Мы твердо знаем ГДЕ война. Она там, куда пришла или прилетела россия.