Давно надо было написать, но откладывал до момента дурного настроения.

Путин и его соправители давно заработали на посмертную сковородку в пекле за развязывание войн, политические убийства и растление пропагандой своего народа (тем более они  не успокаиваются и продолжают работать над подъёмом температуры своего будущего обиталища).

Однако современная российская власть оставит после себя еще кое-что исковерканное и изнасилованное — язык. Да, тот самый русский язык, о защите которого так радеют энтузиасты «русского мира», имперцы и российские государственники.

  1. Огромную рану языку нанесла попытка превратить его в кистень, которым можно дубасить окружающие страны за «русофобскую языковую политику». В английском языке во время холодной войны возникло замечательное слово «weaponize» — «превращать в оружие нечто изначально мирное». Так вот — русский язык активно подвергся випонизации, и это не могло не сказаться на том, кто и как его использует. Русский стал опасным предметом, и десятки, а может сотни тысяч людей перестали им пользоваться в опасении что это приведет к очередной войне «за права шахтеров и ущемленных русскоязычных бабушек».
  2. Российская власть уверила себя и своих граждан в том что русский язык теперь принадлежит российскому государству. Все эти требования говорить и писать ритуальную фразу об иноагентстве — это как раз о власти над языком и его носителями. И когда пытаешься говорить с российскими лоялистами — постоянно наталкиваешься на  «какое вы имеете право говорить на русском, если вы не согласны с российским мейнстримом?». Они искренне не понимают что у Москвы нет власти выбирать за меня на каком языке (и что) я говорю.
  3. Бюрократизация языка. Русский язык сильно пострадал от канцелярщины еще в советский период, но путинская эпоха стала периодом укрепления власти бюрократии и ее языка. Слова вроде «ФГУП», «Роскомнадзор» — уродуют тело языка, превращая его в иерархический инструмент для «коммуникации с населением».
  4. «Свобода выбора и диалог с оппонентами —  измена или слабость». Это утверждение если и не является открытой государственной политикой, но читается во всех посланиях российской власти обществу. И это находит свое отражение в языке — обратите внимание с какой скоростью слово «иноагент» вернулось к значению «контра», «лишенец» и «фашистский недобиток». Язык развивается в общении, диалоге разных субкультур — и если у одной из этих культур языком диалога является дубинка омоновца или швабра палача — то другая сторона диалога либо умолкнет либо свалит наконец за границу

А теперь пару слов по поводу заглавной картинки. Она демонстрирует персонажа моего любимого сериала «Светлячок», Пастыря Бука. В одной из сцен он сообщает капитану «Светлячка» что если он будет себя вести аморально — то он попадет в очень особый уровень ада, где находятся те, кто развращал малолетних и громко разговаривал в театре.

Русский язык за время путинского владычества потерял очень многое. И если ад существует, то Путину вместе со всеми его лавровыми, захаровыми, соловьевыми и т.д — место в очень особом уровне этого ада.