Судьи кто?

Несколько произошедших друг за другом мрачнейших скандалов с участием судей и их домочадцев вроде бы не оставляют никаких причин для оптимизма?

В самом делe: cудить и сажать провинившихся работников мантии и молотка должны их собратья, а цеховая солидарность и кастовый подход приводят к тому что никакого внятного наказания не происходит (см. историю про “суд равных”), массовые увольнения-люстрации не имеют внятной перспективы и могут позже быть оспорены (как происходит это со снятием и восстановлением всяких милиционерчиков).

Словом, куда не кинь, всюду клин. Наиболее ярые граждане предлагают не париться, а брать в руки дреколье и идти жечь и линчевать, раз ничего не получается.

Но на самом деле именно сейчас происходит то, чего в свое время было пропущено, потому что “не время сейчас” — широкая общественная дискуссия о том кто, собственно, судьи, кому и чему они служат, кто имеет право их назначать и увольнять.

Ведь после падения СССР наша судебная система была вовсе не кардинально изменена, а лишь слегка “доработана напильником”. Да, изменения происходили на протяжении этой четверти, но их придумывала под себя сама власть — законодательная и судебная.

А ведь, повторюсь, вопросы о том кто судит, во имя чего судит, как обществом воспринимается приговор — они вообще не технические. На них не отвечают тома УПК и кодексов — это часть общественного договора.

И эта часть договора (как и многие другие) у нас долгие годы оставалась непрговариваемой и необсуждаемой. Ну да, есть вот какие-то законники, они как-то судят, “а мы-то тут причем?”

Благодаря этому общественному молчанию (не только, но и ему тоже) мы получили замкнутую касту судей/прокурово/депутатов, уверовавших что они служат загадочному закону, который сами же толкуют и изменяют. Как кричал персонаж с картинки выше “Я -закон!”.

Это, разумеется, ошибочное мнение, ставшее возможным благодаря пассивности постсоветского общества, его памяти о том к чему приводят попытки протестов и правдоискательства в тоталитарной стране.

Но этот период нашей истории подходит к концу. Это не пожелание, не мечта и не иллюзия — это просто факт.

Общество получило возможность видеть и обсуждать происходящее ВНУТРИ судебной и правоохранительной системы. Монополии на информацию, несмотря на все попытки загрести мусор назад под ковер — нет и далее уже не будет.

И то что общество увидело там, внутри — чудовищно. Крысины, выходящие на свободу, убийства свидетелей и адвокатов, кумовство, “законы для лошков”, вот это все.

Это все означает что мы стоим на пороге создания нового общественного договора. Именно поэтому все это выглядит настолько болезненным, безнадежным и страшным. Иначе это воспринималось бы “ну че, норм, всегда так было и всегда будет”.

Сейчас украинскому обществу придется создать и осознать новую норму, ответив на вопросы

  1. Кто такой судья? За что судье платят? Кто судье платит?
  2. Кто его назначает и кто убирает?
  3. В чем смысл существования судей? Чем хороший судья отличается от плохого?

Это, повторюсь, будет сделано в самое ближайшее время, и участие именно судейского корпуса в создании новой нормы, на мой взгляд — будет минимальным (хотя бы из-за чудовищно низкой репутации).

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *