black and white swan

Куда могут прилететь “черные лебеди”?

Страшный 2022-ой продемонстрировал нам как рациональные предсказания ломаются о решения автократов, живущих в мире советских исторических фантазий. Так что прошлогоднюю “гонку прогнозов” выиграли те кто предрекал войну, мор, глад и десять казней египетских.

Теперь же, во время войны – попытки рационального анализа ситуации и наших перспектив выглядят бессмысленным гаданием. Ну или рационализацией: “я хочу чтоб война закончилась быстрой победой Украины” – и пишу прогноз об этом, а какой-нибудь z-патриот пишет то же самое, но о быстрой победе россии.

Еще хуже с механистическими прогнозами, вроде той численной модели Блумберг, которая выдала продолжительность войны от 15 месяцев до 150 лет. Это просто уход от какого-либо ответа.

Есть еще всякие закрытые военно-политические прогнозы, оперирующие данными разведок и инсайдов, но вряд ли мы их получим и уж тем более не сможем проверить их достоверность.


ЗСУ добилась поразительных успехов в своем контрнаступлении, но для того чтоб не просто выгнать российскую армию, а разбить ее – нужно фантастическое количество ресурсов, которых сейчас у нашей страны нет. Плюс полноценное вторжение на территорию россии, что тоже не выглядит возможным.

И в обратную сторону – для победы над Украиной россии фактически нужна новая армия, перевод экономики на военные рельсы и грамотное руководство. Всего этого нет. Но вот для поддержания ситуации пата – таких ресурсов не нужно.

Именно поэтому мне кажется что что победит та сторона, которая сумеет дотянуть до момента когда к противнику прилетит полноценный черный лебедь. Я уже писал об этом, но сейчас хотел бы развернуть сказанное.

“Черный лебедь” подразумевает нечто неожиданное, и для того чтоб ответить на вызов необходимо уметь адаптироваться, учиться и быть готовым просить и получать помощи. По-моему здесь Украина находится в гораздо лучшем положении, чем россия, выстроенная вокруг идеи жесткой вертикали. Да, российское руководство пытается решить эту свою проблему путем создания альтернативных систем вроде “Вагнера” – но успешная ли это политика пока сказать сложно.

Антитеза. От определенных видов “черных лебедей” российское государство и общество защищено своей атомизацией. Скажем, “черным лебедем”, запустившим несколько революций на Ближнем Востоке и наш Майдан является насилие над гражданами или гибель участников протестов. Крайне сложно представить что подобное может быть спусковым крючком для массовых и успешных протестов в россии.

Анти-антитеза. Но именно автократия и огромный градус взаимного недоверия – увеличивает шансы на “черного лебедя”, ведущего к перевороту или революции “сверху”.

Здесь нужно обьяснить на примере.

Представьте себе что сегодня умирает Шойгу. Ну там, инфаркт, скажем, ничего такого, ему ж все-таки под 70.

И далее, независимо от того что скажут по телевизору, вся элита будет напряженнейшим образом сомневаться и выяснять – а действительно ли он умер? Или ему разрешили сменить внешность и паспорт и он уехал на Бали, а торжественные похороны просто дымовая завеса? Или наоборот, он сам попробовал соскочить и уехать, и его, болезного, траванули новичком, чтоб не снимать официально. А может быть он сдуру поехал на фронта и ему на голову прилетел не инфаркт, а снаряд хаймарса?

Я сейчас вовсе не о разговорах и версиях в соцсетях, а о вполне жизненно-важных размышлениях российской элиты. Там сейчас нужно очень серьезно думать чтоб выйти из этой катавасии хотя бы живым и свободным.

И это только самая верхушечка айсберга. Там дальше начинается самое интересное – кого назначат на смену, кому дадут оседлать оставшиеся вакантными потоки. Кто будет торжествовать, кто затаит обиду и так далее.

То есть даже такая мелочь как инфаркт министра может заставить бульдогов под кремлевским ковром начать обеспокоено елозить по друг-другу в поисках горла или гениталий. Даже это может стать “черным лебедем”.