Расхламление. 1985-ый.

Сейчас российская медиасфера полна разговоров про «народную» или даже «священную» войну, которая позволит россии начать «воевать по-настоящему», потому что ярость благородная, все в этом роде.

На мой взгляд — ничего не выйдет, как и с остальными российскими планами резкого превращения неудачной войны в удачную.

Причины две, и обе к несчастью совершенно объективные.

Первая — оба раза, которые вспоминаются при использовании определения «народная война», военные действия были оборонительными. Войска Гитлера и Наполеона были всамделишными захватчиками, а не выдутым пропагандой мыльным пузырем. Ни афганская война, ни финская, ни кампании по разделу и оккупации Польши — даже самые распатриотичные историки народной войной не назовут.

Вторая причина — менее очевидная. Причина в чрезвычайно высокой атомизации российского общества. Народная война, желание «положить душу за други своя» — не просто ультимативное проявление  патриотизма, а во многом результат плотных горизонтальных связей в обществе. Большие семьи, где младшие братья идут на войну мстить за погибшего брата или отца,  деревенская или церковная община, дворы где все всех знают — где это все в современной россии? Нет, наверное есть места где это сохранилось, но далеко не в индустриальном количестве.

Я не напрасно поставил в дату расхламления 1985-ый год. Это был разгар афганской, чрезвычайно для советского режима проигрышной войны. Все телодвижения, которые сейчас делает российская пропаганда — выполнялись вполне исправно.

Рассказывали о героизме воинов-интернационалистов, помогающих афганскому народу, во всех школах исправно стояла наглядная агитация, демонстрирующая единственно возможную точку зрения. Закона о дискредитации армии тогда не было, но справлялись и без него — диссиденты сидели по тюрьмам, а диктора иновещания Владимира Данчева, позволившего себе говорить о реальном положении дел на той войне — тут же засунули в психушку1

То есть все трюки, которые крутит современная пропаганда — применялись и тогда. Но война в Афганистане становилась все менее популярной, разговоры о том что ее нужно прекращать к середине 80-ых велись во всех слоях советского общества.

Не получилось тогда сделать интервенцию популярной, не получиться сейчас сделать популярной эту безумную военную авантюру.

P.S. Мне тут подкинули отличный вопрос — а как же вышло что для Украины война стала народной. «Ведь у вас там тоже нет больших патриархальных семей, чтоб мстить за братьев?».

Вот примерно этим, дорогие мои вопрошатели, нынешнее вторжение российских войск и отличается от событий 2014-го. Тогда, благодаря всеобщему замешательству и гибридности — война все-таки осталась локальной кровавой раной в боку Украины.

Но в этот раз все по-другому.

Обстрелы всех крупных городов, планы убить инфраструктуру, попытка захватить столицу, угрозы ядерным оружием — все это создало совершенно непривычную и неожиданную сплоченность. Она не плакатная, нарисованная в три краски, и не абсолютная — но она реальна.

А вот ваш героический мальчик Федор, которого сейчас пытаются превратить в «героя сопротивления» — это как раз цветной пузырь, выдуваемый пропагандистами. Скажем, та картинка, которая стоит в заголовке, создана нейросетью и сейчас гуляет по z-каналам для демонстрации подвига нового «пионера-героя».

Не взлетит.

  1. Владимир Данчев — https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B0%D0%BD%D1%87%D0%B5%D0%B2,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80 []