To ostatnia niedziela (часть последняя, лирико-политическая)

Тут у меня спросили что, собственно, означают польские слова в названии, что это за последняя неделя такая. Ну во-первых не неделя, а воскресенье, для знающих украинский это не вызывает вопросов.

«To ostatnia niedziela» — название крайне известной польской песни, для которой в конце тридцатых годов прошлого века написали русские слова (почти без связи с оригинальным текстом). Получился романс «Утомленное солнце», ставший одной из самых популярных лирических песен в Советском Союзе в середине 20-го века. Я взял эти слова в заглавие из-за того что моя поездка заканчивалась как раз в воскресенье.


А вот теперь про важное.

Все время нахождения в Польше все пытался понять насколько местные жители отличаются от украинских граждан. Не напрямую внешностью, скорее выражением лиц и манерами.

Процентов 90 виденных мной поляков — выглядят ровно также как украинцы, не отличишь. Посетитель «Biedronki» ничем не отличается от человека, покупающего что-то в «Дигме» или «АТБ». Оставшиеся 10 процентов поляков, да, отличаются и напоминают, на мой взгляд — немцев (неудивительно, кстати, учитывая историю того же Вроцлава-Бреслау).

К чему это физиогномистика?

Просто это очень поучительно — смотреть как различается жизнь двух столь похожих народов. Польша, начавшая реформы примерно в то же время, когда Украина стала независимой, ценой серьезного падения жизненного уровня их таки провела. Украине в этом плане не повезло — реформы начала девяностых были свернуты и превращены в консервирующие мероприятия.

Консервация вполне сработала и ее результаты можно увидеть на этом жутком графике. Да, можно спорить о реальном положении вещей, ведь неопределенно большая часть нашего ВВП скрыта в теневой экономике. С другой стороны — величина теневой экономики ровно также сигнализирует о состоянии экономики (нездоровом).

Впрочем, я на эту тему за последний десяток лет написал уже столько, что самому противно.

Если спуститься на землю — то я понимаю что и в Польше огромное количество своих проблем, как экономических, так и политических. Но польская ситуация настолько лучше нашей, что наш западный сосед может пока служить нам отличным ориентиром в плане куда и как идти.

От нескольких людей слышал выражение что Польша в их глазах — это Украина через пять лет.

Извините, чушь. Даже при самом оптимистическом развитии событий — там не пять, там минимум десяток лет, и это при том что начинать необходимые реформы нужно вот прям сейчас.

И даже понятно что должно быть первой и основной реформой. Суд и правоохранение. Это то что совершенно анекдотически множит на нуль огромное количество властных инициатив и общественных движений.

Поглядим назад. Год длится суд по совершенно очевидному делу о сбитых людях на Сумской. Решение не принято. Закрыто дело Кернеса, еще десятки резонансных дел движуться черепашьим шагом, пишутся миллионы страниц томов следствия.

При этом люстрированные и уволенные чиновники стахановскими темпами проводят апелляции и возвращаются на свои рабочие места.

Это может казаться властям мелочью и «перегибами на местах», но это совершенно не мелочи. Именно качество и скорость работы судов определяет в конечном счете правила ведения бизнеса, разрешение споров между гражданами и бизнес-партнерами, порядок в стране и на улице.

А в отсутствии этого порядка люди будут уезжать из страны. В ту же Польшу, благо сейчас это  легче и проще.

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *