Иные времена. Революция, реакция, книжки

Продолжаем. А как же та самая имперская Россия 19 века с хрустом французской булки и балами, в которую влюблена нынешняя российская власть и лоялисты?

Просто для ясности, в тех местах, которые были изначально в составе московского царства (то есть не в Польше и Грузии, скажем) — потомственных дворян жило меньше одного процента от населения (0.76 процента на 1858 и 0.87 в 1897). С учетом что масса дворян жили крайне небогато — понятно что роскошную жизнь с балами могла себе позволить крошечная часть населения.

Остальная часть подданных Российской империи жила, уж простите, совсем в другой стране. Которая описана скорее в романах Достоевского и Шолом-Алейхема.

Из-за отсутствия обратной связи высшая власть была искренне уверена что делает все правильно, а народ страстно ее любит. Для остального была тайная полиция, колодки и каторга. Но к середине 19 века на поверхность стало прорываться загнанное вглубь недовольство, а еще через четверть века в России началась эпоха революционеров и революционного террора.

Царское правительство не осталось в долгу и усилило репрессии против недовольных, революционеров и инородцев. Началась эскалация насилия. С одной стороны появилась каста профессиональных революционеров, с другой правительство создало и поддерживало «Союз русского народа», черносотенцев (сейчас это же явление получило наименования «титушки», по имени известного персонажа эпохи позднего Януковича)

Евреи очень активно шли в революцию, что если вдуматься — совершенно неудивительно. Они были подавляемым меньшинством, что давало мотивацию, они жили вне государственной православной догмы где царь — помазанник божий. И у них было все нужное для конспирации — некоторая национальная солидарность и свой язык, который был непонятен властям.

С другой стороны, те рецепты, которое несла революционная пропаганда — тоже были перпендикулярны мирной жизни местечек. Она ставила во главу угла классовую, а не национальную солидарность, возможность разорвать привычные связи, стать новым человеком. Это еще сыграет свою роль, но об этом позже.


Вот здесь, наверное, я поставлю неожиданную точку с запятой и как настоящий лектор дам список используемой литературы (ну, кроме Википедии, тут все ясно).

  • Семен Дубнов  «Краткая история евреев» — классическая книга по истории, несколько устаревшая, но безусловно стоящая прочтения
  • Прекрасный автобиографический роман Александры Бруштейн «Дорога уходит в даль…». Там хоть и в литературной форме, но очень ярко ухвачены настроения конца 19 века в городе Вильно (ныне Вильнюс).
  • Абсолютно художественное, но тем не менее, весьма полезное для понимание языка эпохи произведение — роман Бориса Акунина «Статский советник». Там хоть и под псевдонимами, но дается вполне реалистичный расклад сил вокруг покушении на убийство генерала Трепова.

Продолжение следует…

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *