Внезапное о «Статском советнике» Акунина

Я тут помянул в прошлом своем опусе одну из книг про Фандорина. Слово за слово, взялся ее перечитывать и прочитал буквально за пару дней, тем более что книга мне помнилась романом, а оказалась достаточно компактной повестью.

Вот ведь занятно — я ее прочел двадцать лет назад, сразу после выхода. И потом наверное еще несколько раз перечитывал, но слона в кустах увидел только вот сейчас.

Дальше, как бы это странно не звучало для экранизированной книги 1999 года — спойлеры.

Так вот, когда я читал «Статского советника» и даже когда потом смотрел его экранизацию — мне и в голову не приходило что там есть жирнейшая отсылка к вайнеровской «Эре милосердия», ну или, если хотите — к «Место встречи изменить нельзя».

Ну во-первых — главный антигерой, высокопоставленный работник полиции по имени  Глеб Георгиевич Пожарский. Двойной тезка с близкой по смыслу фамилией, ага.

Ну казалось бы, очевидно же все, так нет же, не звякнуло тогда. Он там еще и описан как некий суперЖеглов,  доведенный до самого последнего предела — ловкий, умный, совершенно беспринципный, наслаждающийся властью и своим местом в этой власти.

Роль же Шарапова, который просто обязан быть рядом для того чтоб оттенить Жеглова — внезапно играют сразу несколько персонажей.

Главный Шарапов конечно сам Фандорин со всеми своими принципами и идеалами. Но есть еще более шарапообразный персонаж —  поручик Смольянинов, наивный молодой человек недавно переведшийся из армии в жандармы(!), почти точно цитирующий фразу Шарапова про «закон-кистень». По мелочи от лица коллективного Шарапова порой выступает даже революционер Грин.

Но и этого, черт побери, мне не хватило чтоб сопоставить одно произведение с другим.

До меня дошло лишь когда я прочитал и визуализировал сцену в «Статском советнике», когда террористическую группу заманивают в ловушку. Там весь пасьянс сошелся — и черно-белая зима в Москве, и Жеглов-Пожарский, и чудом не погибший Шарапов-Фандорин.


При этом, разумеется, это все именно постмодернистские отсылки, а не пародии или плагиат. Немного жаль откровенно смятый финал книги, можно было выжать из противостояния Жеглова и Фандорина больше.

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *