black and white box on brown wooden table

Покидая зону компромисса. Часть первая.

Очень сложно говорить о будущем из той точки где я сейчас нахожусь. На мою страну напал сильный и безжалостный враг с ядерной бомбой в кармане — и у меня нет полной уверенности что сам я сумею увидеть будущее о котором говорю. Но эта неопределенность того что ждет нас впереди —  очень возбуждает любопытство, так что я хотел бы попробовать угадать. А вы там уж посмотрите, попал я или промазал.

Вокруг войн, особенно двух великих мировых мясорубок прошлого века существует огромное количество мифов и поверий (как-то даже писал о паре из них, например: «во время войны люди не болеют«). Но есть такие обобщения которые не получается отбросить или опровергнуть.

  • Действительно — большие войны и мировые катастрофы позволяют реализоваться тому что давно зрело, но не имело силы выбраться из своего кокона в мирное время.
  • Обе тоталитарные идеологии в двадцатом веке возникли на руинах (в прямом смысле) Первой Мировой, хотя их корни тянутся как минимум из второй половины 19-го века.
  • Двуполярный мир с делением зон влияния стал результатом победы Союзников, но и он определялся всей политикой первой половины 20-го века, а не только семью годами войны.
  • Технологические рывки, происходившие после окончания первой и особенно второй мировой войны — были не столько результатом войн как таковых, а скорее резких изменений в науки и индустрии, происходивших в первой половине 20-го века. Просто в ситуации войн гражданский прогресс вроде бы останавливается (на самом деле нет), а поствоенный рывок воспринимается как последствие усилий ученых на военной ниве. Вот здесь я писал об этом эффекте.

То что происходит вокруг нас сейчас — подводит черту под кучей устаревших компромиссов, возникших в и вокруг постсоветского мира. Вот о них я и хочу поговорить.


Экономика (украинская) без компромисса.

Постсоветское пространство наследует множество проблем и компромиссов, ведущих свое происхождение из эпохи еще советской. Все эти гигантские предприятия в сочетании со слабой транспортной инфраструктурой — появились в эпоху индустриализации и имели смысл именно в советской плановой экономике. Потом эти монстры были с грехом пополам приватизированы, и благодаря дешевым ресурсам и рабочей силе — сделали своих владельцев очень богатыми людьми.

Самым ярким примером была и остается металлургия и транзит газа на Запад, но ровно также действовали и другие большие экспортеры. Исключение составляет разве что экспорт сельхозпродукции — слишком многое пришлось начинать практически с нуля (состояние советского сельского хозяйства кто вспомнит — тот вздрогнет).

Война в прямом смысле взорвала эту экономику — сейчас под российскими бомбами гибнут не только люди, но и планомерно разрушается «советское наследство». И чем дальше идет война, тем с меньшей вероятностью эти заводы вновь станут в строй.

И если война будет продолжаться год и более, то Украина, вероятно, утратит расположенные в восточной части страны мощности металлургической и химической промышленности. Они станут тем что в английском зовется beyond repair — когда стоимость восстановления до пригодности к работе становится выше чем строительство нового завода рядом.

Что заменит уничтоженные индустриальные мощности в качестве экспортных товаров или услуг?

Продукция украинского сельского хозяйства и пищевой промышленности, даже по мнению ООН — составляет важную часть мировой индустрии. Эти позиции, благодаря внезапной известности Украины будут укрепляться в поствоенном мире.

Скорее всего послевоенное восстановление вызовет бум строительных профессий и производства строительных материалов. Все-таки Украина страна большая, логистическое плечо длинное, строить и восстанавливать всего нужно очень много — привозных рабочих и материалов на все не хватит, местные побюджетнее будут.

Украинская транспортная инфраструктура страдает от войны, и вероятно тоже станет одной из ключевых точек военного обновления, опять же, без работающих автострад и жд-системы остальные ремонтные работы невозможны. И результатом этого может стать интересная ситуация когда как раз Украина сделается логистическим хабом для Европы. Логика такая — сначала потребуется множество складских мощностей и работающие порты для доставки строительных материалов, через некоторое время они освобождаются, оставляя дешевый логистический ресурс.

Одним из важнейших экономических ресурсов поствоенного мира станет, похоже, украинская армия и военные предприятия. Украинская армия — одна из сильнейших европейских армий, которая к концу войны получит самый современный вооружения и самое главное — опыт. Вероятно этот опыт может быть использован как для тренировки войск союзников, так и для производства и усовершенствования оружия. В современном мире и то и другое стоит денег.


Мне бы не хотелось чтоб этот список  выглядел как  планы Остапа Бендера по шахматному переустройству городка Васюки, поэтому  я сознательно ограничился теми отраслями отечественной экономики на которые нынешняя война явно повлияет. Те части экономики по поводу которых я не имею мнения — я не трогал, чтоб напрасно не спекулировать.

Продолжение следует…