Иные времена. Евреи, дефицит.

Хотел написать злобную заметку, но не добрал по мотивации. Напишу пока добрую, про то что никто не знает (и на что всем плевать) — про свою семью.


Надо сказать что отношение к евреям на территории бывшего СССР переживало совершенно разные времена. Я помню еще период вполне нешуточного государственного антисемитизма, когда учительница в младшей школе (и парторг школы, кстати), начинала представление на родительском собрании так «Меня зовут Светлана Семеновна Э****, но вы ничего такого не подумайте, у меня муж латыш».

Зато потом, в период перестройки и чуть далее — общество внезапно прониклось к евреям чрезвычайным уважением (ну или завистью). Они, оказывается, были очень умными, потому что уехали в массе из Союза еще до того как он начал крениться на бок. Плюс все эти еврейские бизнесмены на слуху, которых в те годы еще не начали за это ненавидеть.

Ну и конечно еще телевизор с кинематографом расстарались. Когда быть евреем перестало быть зазорно — о евреях стали очень много говорить и снимать. И образ, который создался — был в целом далек от реального. Все евреи выходили академиками,  врачами и бизнесменами, жили в отдельных квартирах в центре города и общались с такими же высоколобыми и очкатыми знакомыми.

На самом деле все было несколько более прозаично. Советские и постсоветские евреи в конце 20-го века были ровно также размазаны по социальным группам, как и остальные национальности.


Так вот мои родители были из прозаических евреев, как я сейчас понимаю, мы тогда были в нижней части советского среднего класса. Жили не в бараке или коммуналке, а в аварийном домике в частном секторе (из которого в перестройку переехали таки в многоэтажку).

Родители были инженерами, но на самых простецких должностях,  не «в ящиках» (молодые читатели могут спросить тут о чем я ) без доплаты и возможностей. Отец вообще был без диплома, спасало что профессия была дефицитная — программист, плюс уволить инвалида было очень сложно. Но в целом я думаю что обоюдный доход там был скорее всего на семью рублей 300 (до начала инфляционного сползания), что в позднем СССР было очень немного.

Словом, «блатными» (да, и по этому поводу тоже можно спрашивать о чем я) наша семья не была, прямых родственников в сфере торговли и распределения не имела, так что жили мы, повторюсь — плюс-минус как все вокруг.

А надо сказать что дефицит товаров в позднем СССРе был стержнем, на который была наколота повседневная жизнь советского человека. Да, были люди которым это не было нужно — номенклатура, офицеры в спецгарнизонах, некоторая часть оборонки, ну а также блатные из сферы торговли. Но для остальных — каждый день остро стоял вопрос как добыть эти самые товары, как совместить стояние в очередях и беготню по магазинам с работой и так далее.

Ситуация с дефицитом, разумеется, не была фатальной — ее как-то решали благодаря тем возможностям что были в наличии. Например для жителей Харькова верным способом было поехать скупиться в Москву, где ситуация со снабжением была совсем другой. Оттуда, из Москвы и Ленинграда на моей памяти везли: сыр, сливочное масло, замороженных кур, фрукты вроде бананов. И это, прошу заметить — продукты питания, соответственно все остальное что было выше их по пирамиде Маслоу тоже везлось, от одежды до книг и журналов.

Причем есть мнение что это ситуация, мол, перестроечная. Нет. Дефицит товаров (до того просто не было денег) как проблема начал проявляться еще в конце 60-ых, а в середине 70ых, в самый разгар брежневской эпохи — он уже был вполне отчетливым.

Моя тетя выходила замуж в 1975-ом, в год моего рождения. Она рассказывает что для того что для того чтоб купить белье — пришлось ехать в Москву. Харьковский магазин для новобрачных продал только пару полушерстяных пледов, на этом местные благодеяния закончились.

Продолжение следует…

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *