«Eh bien, mon prince…»

Чуть менее чем три десятка лет назад  я должен был прочесть «Войну и мир» в рамках школьного курса.

Я ее не прочел тогда — как-то выкрутился, за давностью лет не помню как, разумеется. Может проболел, может еще как-то сманеврировал за счет хорошей памяти на тексты. Разумеется, содержание и героев я в общих чертах знал,  даже сочинение написал, но вот по честному осилить все четыре тома я тогда не захотел.

И мысль вернуться к классике и прочесть все эти годы меня миновала. Вспоминались как раз эти четыре сереньких томика на дурной бумаге, с внезапным французским языком и бесконечными сносками (академическое издание, mon dieu).

И тут, как всегда случайно — на моем телефоне появилась аудикнига (хотя в контексте размеров — скорее аудиокнижища) «Война и мир».


И оказалось что семнадцатилетний я невольно сделал подарок себе нынешнему. То что в школе казалось неактуальной тягомотиной, в нынешнем прочтении (ладно, прослушивании) — оказалось очень глубоким и что самое странное — современным и динамичным произведением.

На сегодняшний нетфликс-взгляд — это выглядит как отличный такой исторических сериал из жизни нескольких аристократических семей в Российской Империи начала 19 века.

И отличным его делает развитие персонажей. Толстой очень тонко играет с ожиданиями от того, как должен бы действовать простой и плоский персонаж, и в нужный момент добавляет ему обьема и противоречивости.

Для примера  — княгиня Друбецкая, которая во время знакомства в салоне выглядит жалкой просительницей, унижающейся перед холодным князем Василием — уже через несколько глав совершенно бестрепетно разрушает планы холодного князя на гигантское наследство. И это второстепенный персонаж.

Подозреваю что для современного Толстому читателя книга была еще и необычайно острым чтением — несмотря на то что между событиями книги и изданием прошло полвека — действующие лица были вполне узнаваемы. Он же не на пустом месте их писал — почти у каждого из персонажей был один или несколько прототипов, лишь чуть-чуть прикрытых измененными фамилиями.

Например умирающий в самом начале старый князь Безухов — прямой указание на князя Александра Безбородька (он на портрете), сделавшего поразительную карьеру для потомка украинского аристократа. Он сумел не просто войти в элиту тогдашней России, но дослужился до высшего гражданского чина и был одним из богатейших людей империи. Как и его книжное отражение — Безбородько умер очень нестарым человеком, оставив после себя не только огромное состояние, но и кучу внебрачных детей.

Кстати, карьера, сделанная чужаком, не происходящим из среды российских дворян — вызывала в их среде дичайшую зависть, насколько я понимаю.

Вон, даже у Пушкина в ироническом стихотворении «Моя родословная» есть строфа:

Не торговал мой дед блинами,
Не ваксил царских сапогов,
Не пел с придворными дьячками,
В князья не прыгал из хохлов,
И не был беглым он солдатом
Австрийских пудреных дружин;
Так мне ли быть аристократом?
Я, слава богу, мещанин.

Как вы понимаете фраза «в князья не прыгал из хохлов» — как раз про Безбородька (хотя и остальные предельно конкретны).


В общем — скажу банальность: роман стоит прочтения или прослушивания.

Кстати о последнем: читает некий Ефим Каменецкий и читает отлично. Тот случай когда прочтение вообще не вызывает вопросов ни по стилю, ни по интонированию. Без нарочитого переигрывания, но и с хорошей проработкой деталей. Рекомендую.

Facebook Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *