open book lot

Яд, веревка и недельный отчет

Я недавно удивлялся истории про то что российские агенты в Европе вновь начали травить “неблагонадежных” выходцев из россии. И задавал в пространство вопросы – зачем? Разве сейчас  это не затратный и тупой способ засветить своих агентов?

Один из самых развернутых и внятных ответов я нашел у Екатерины Шульман1.

Она напомнила о том что страна это не только верховная власть, пропаганда и окормляемые ей граждане, но еще и бюрократический аппарат. И что правила, которые установлены для бюрократической системы, приводят к решениям, которые снаружи могут казаться фантастически идиотскими и чудовищно людоедскими, но изнутри выглядят как совершенно естественный выбор.

И я задумался о том что действительно, причиной для отравления неблагонадежных (а также военных преступлений, беcсудных расправ и репрессий) может быть вовсе не приказ мстительных кремлевских старцев. И не фанатичная вера в официальную пропаганду.

Просто скажем бюджет отдела “активных операций” в Европе зависит от его успешности, которую в какой-то момент начали считать в количестве заткнутых ртов и “нейтрализованных” оппозиционеров. Если вдруг “качество работы” падает – значит бюджет отделу срежут, кто-то лишится внеочередного звания, премии, чего еще у них там. А следовательно – нужно травить как минимум не меньше чем раньше (с точки зрения палачей этого отдела).

То же самое происходило во время сталинских судилищ – поставленные планы требовали исполнения, “хорошие работники” премировались, а те кто нормы не исполнял, сами подлежали перемалыванию государственной машиной. Та волна репрессий, что поднимается в современной россии – следует той же логике.

Это осознание, разумеется, никак не отменяет того что исполнителей и начальников всего этого гестапо нужно найти, судить и нефигурально повесить, но дает совершенно  иную перспективу на происходящее внутри диктатур.

Чудовищные злодейства творят не фанатики, свихнувшиеся от пропаганды ненависти, а обычные люди, “хорошие работники”, аккуратно исполняющие свои людоедские KPI. И это, разумеется уже было – Ханна Арендт называла это банальностью зла.

А для чего тогда пропаганда, если все вроде как работает без нее, на чистом трудовом кодексе и выслуге лет?

Пропаганда нормализует законы того дикого мира, в котором живут россияне. Но она же дает ответы для тех, кому нужно успокоить свою совесть, объяснить себе что “все такие”, “все это делают”, “везде так”. Пропаганда – это ежедневная доза наркотика, уже не дающая кайфа, но притупляющая чувство безысходного тупика.

  1. Екатерина Шульман об отравлениях и новом учебнике истории – https://www.youtube.com/watch?v=hcdPYpffdfk []