Память, перспективы, Психобар (часть третья и последняя)

Продолжаем и завершаем, потому что далее тянуть тему нельзя. Люди вон, уже планируют второй Психобар, а я еще даже про первый не все рассказал.

Внезапный вопрос – в Советском Союзе празднование 9 мая приобрело знакомые пафосные черты только через 20 лет после окончания войны, почему? Как так вышло что в течении двадцати лет государственных пафосных празднований никто не устраивал, а затем вдруг – парады, митинги, торжественные возложения цветов?

Именно из-за того эффекта “перезаписываемой памяти”, когда мы помним не само воспоминание, а воспоминание о воспоминании, о котором говорилось в лекции. Сразу после войны память о чудовищной жестокостях, погибших и пришедших калеками была так сильна что этого никак не удавалось бы увести на задний план. Государству не были интересны личные трагедии и переживания, а праздника не получалось.

Но пропаганда постепенно смещала акценты, переключая внимание от напрасных жертв на героизм и самопожертвование. И за поколение был создан новый миф, в который чем дальше, тем больше верили и сами участники войны (возможно не все, но этого и не нужно). Празднования становились все пышнее, государственнее, помпезнее,  И живая память о войне заменялась (в том числе и у настоящих ветеранов) – сценами из героических фильмов.

Но мерзее всего что пропаганда и государственный интерес к “победе над фашизмом” создал феномен “неслуживших ветеранов” (об этом эффекте тоже рассказывалось на Психобаре). Дело в том что с определенного времени, когда настоящих фронтовиков оставалось все меньше, на их роль для всяких мероприятий стали приглашать пожилых людей примерно из того же поколения (а потом все младше), ловчее и подробнее рассказывающих о геройских подвигах. И эти люди после десятка лет участия в таких спектаклях – и сами начинали искренне верить в свои военные подвиги. Эффект перезаписи.


Я вначале испытал очень острую эмоцию в момент осознания что я (мы) живем в иллюзорном мире, где нельзя доверять в том числе и личным воспоминаниям. Сейчас она потускнела, и можно поговорить о том что же нам со всем этим делать.

  • Существуют системы организации и оптимизации нашей памяти. Во время Психобара советовали посмотреть ANKI, но у меня, каюсь, не дошли руки. Существуют системы тайм-менеджмента, которые позволяют высвободить нашу оперативную память из под власти рутины. Это не лечение, конечно, но хороший паллиатив.
  • Вероятно самое интересное развернется на вполне техническом фронте. Уже сейчас мы храним огромное количество информации на внешних носителях. Миллионы наших фотографий-воспоминаний ложаться в Инстаграмм, видео – в Ютюб, а мысли принимает ФБ. Конечно, это происходит далеко не так естественно, как работа с внутренними ресурсами – но не все сразу.
  • Сейчас вовсю ведутся исследования различных версий прямого интерфейса – там где человек силой мысли управляет различными приспособлениями и механизмами. Когда такие интерфейсы достигнут определенного уровня совершенства, они станут способны резко изменить способы обработки внутренней информации.
  • И тогда – люди перестанут забывать и утрачивать память. И наоборот – начнут забывать то что нужно забыть. Произойдет, без всяких шуток – эволюционный скачок, когда память и интеллектуальное пространство сможет быть расширено, объединено с группой близких людей. Мне сложно представить интеллектуальную и эмоциональную мощь таких людей+.

Спасибо за внимание, буду рад, если получится, рассказать вам и о следующих психобарах.