После эпидемии (часть первая, мрачная)

Волна страхов вокруг коронавируса привела к дикой ситуации: огромное количество людей вообще не хочет слушать то что их пугает, часть с наслаждением предсказывает ужасный конец, а кто-то уже ничему не верит. Мне кажется стоит оценить самый худший вариант, для того чтоб страх хотя бы был рационален.

Если представить что мрачные прогнозы о распространении коронавируса сбудутся, эпидемия станет по-настоящему глобальной и где-то половина человечества в течении года заразится новым вирусом – чем это все закончится?


Если принять что смертность составляет 3% от заболевших (скорее всего это завышенная оценка, но мы играем по-полной), то глобально погибнет, с учетом количество переболевших – полтора процента всего населения Земли (во время испанки, кстати, погибло где-то в районе 3-5 процентов). К сожалению нет никакой возможности даже ориентировочно предсказать сколько к этому добавят паника, карантины, отсутствие мест в госпиталях для остальных больных и прочие осложнения.

Нас около семи с половиной миллиардов, и в этом сценарии это означает более 100 миллионов жертв в планетарном масштабе. Однако такие величины слишком велики и слишком абстрактны. Если спуститься до уровня городов, где количество людей как-то более озираемо и осознаваемо. Город-трехмиллионник вроде Киева потеряет 45 тысяч умершими, вдвое меньший Харьков – 22 тысячи, Одесса – 15 тысяч.

Для масштаба – количество жертв войны на Донбассе оценивают несколько меньше 15-ти тысяч человек. В год в ДТП погибает 3500 людей.

ВОЗ считает что во время обычного сезонного гриппа за год глобально погибает 650 тысяч людей. И мы привыкли этого не замечать. Не заметить гибель на два порядка большего количество людей не выйдет.

Средний возраст жертв коронавируса – в районе 70+, а значит картина эпидемии будет очень различаться в странах с высоким количеством пожилого населения и в “молодых” странах со все еще высокой рождаемостью. Однако это будет частично компенсироваться низким качеством медицины у “молодых”.

Украина, к сожалению, соединяет худшее из обеих этих миров. У нас в среднем люди не доживают до глубокой старости (мужчины уж точно), но наша медицина в таком состоянии, что ожидать от нее какую-то системность в борьбе с эпидемией – глупо. Плюс население к своему здоровью относится мягко говоря – беспечно.


Но эпидемия, даже самая жуткая – закончится. Популяция приобретет некоторый иммунитет против заразы, а там, глядишь, и вакцина появится.

Потери, однако, человеческие и экономические в этом сценарии очень велики. Экономика будет отброшена на 4-5 лет назад (по типу кризиса 2008 года), некоторые ее отрасли будут в жесточайшем кризисе. Туризм, пассажирские авиаперевозки, традиционная торговля –  в течении десятка лет будут совершенно другими. Нынешние лидеры утратят свои позиции.

Но самый серьезный кризис, скорее всего, произойдет на уровне политического управления государствами и массовой медицины как сервиса. Здесь мы увидим много нового даже в том случае если эпидемию удастся обуздать без таких жертв.

Продолжение (возможно) следует….